События, люди, явления без которых невозможно понять город

Днепропетровск. Фото: Денис Моторин

Днепропетровск. Фото: Денис Моторин

Люди города
27 марта 2013 11:39

Почти каждая десятая гривна, поступающая в бюджет Украины, — из промышленно развитой Днепропетровской области. А вот печальный рекорд: Днепр, как называют свой город старожилы, — чемпион Восточной Европы по убыли населения. Судя по данным ООН, за 21 год независимости город потерял 160000 человек. FORBES поговорил с шестью видными днепропетровцами о событиях, людях, явлениях, без которых город "невозможно представить, еще труднее — понять".

ТРИЖДЫ РОЖДЕННЫЙ

Андрей Золотарев (политолог): Днепропетровск — это место, где масштаб и громадье замыслов разбиваются о прозу житейских обстоятельств. Задуманный Екатериной как грандиозный имперский проект, город был на полвека превращен ее сыном Павлом в глухую провинцию. Хрестоматийный образ создал Виссарион Велинский: "Улицы прямые, широкие; по улицам бродят свиньи с поросятами".

Вернул город к жизни предприниматель Александр Поль, который во второй половине XIX века открыл потенциал Криворожского горнорудного бассейна. При нем город рос галопирующими темпами. К концу XIX столетия здесь действовали более 200 промышленных предприятий. Тогда была заложена индустриальная матрица города.

Золотым веком стало послевоенное время, когда Днепропетровск превратили в центр ракетостроения. "Южмаш" начинал с копирования немецких "Фау-2", чтобы через несколько десятилетий создать "Сатану". Эго колоссальный технологический рывок.

По концентрации светлых умов Днепр мог конкурировать с Кремниевой долиной. По сути, это был советский хай-тек, средоточие всего самого лучшего в управленческом и интеллектуальном плане.

Андрей Портнов (историк): Екатеринослав (так Днепропетровск назывался до 1926 года) был задуман как южная столица Российской империи. Но столицей он так и не стал из-за смерти Екатерины II и князя Потемкина. Об их грандиозных планах в современном городе напоминает лишь необычайно широкий главный проспект Карла Маркса (ранее — Екатерининский) да ограда заложенного императрицей Преображенского собора, который должен был стать одним из самых больших в Европе.

Новый виток развития города — стремительная индустриализация в конце XIX века, когда его стали называть "южным Манчестером", Следующий важный этап — "закрытый город", столица застоя. После распада СССР Днепропетровск - это город, который вместе с политическим весом теряет и население.

ПРОРЖАВЕВШИЙ ЗАНАВЕС

Шмуэль Каминецкий (главный раввин Днепропетровска): Любавичский ребе отправил меня в Днепропетровск в 1990 году. Я купил в Нью-Йорке карту СССР и не смог найти на ней город. Его там просто не было. Позже я узнал, что это закрытый военный город. Конечно, в начале 1990-х эта "закрытость" сильно сказывалась на людях. Многие никогда не видели туристов. Первое время, когда я шел по улице в кипе, трамваи тормозили и все пассажиры смотрели на меня, как на пришельца. Не очень приятное ощущение.

Геннадий Корбан (бизнесмен): В начале 1990-х Днепропетровск представлял собой унылое зрелище: слишком долго он оставался закрытым. Город был серый, угрюмый...

Портнов: Больше всего на современное украинское общество влияет разнообразный советский опыт. На Днепропетровске до сих пор сказываются "закрытость" и "военность". Прошло четверть века с распада СССР, а в Днепропетровском университете студенты до сих пор по любому поводу пишут в деканат "рапорт", как на военизированном объекте.

МОЛОКО МАТЕРИ И ДУХ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

Станислав Ронис (основатель сети Comfy): Днепропетровцы очень предприимчивы. Мне иногда кажется, что здесь эта черта впитывается с молоком матери. После краха СССР люди были готовы работать 24 часа в сутки, жертвовать чем угодно — только бы вырваться из полунищей жизни, обеспечить себя и своих близких, стать независимыми, посмотреть мир. Эти банальные цели двигали людей вперед. Золотарев: При Брежневе в Днепропетровске не было ни одной "союзной" инспекторской проверки ОБХСС и МВД. Благодаря этому цеховики чувствовали себя здесь очень уютно, в городе всегда сохранялся пред-принимательский дух. Когда сняли запреты, кроме цеховиков в бизнес ринулись комсомольцы, ученые, околокриминальные личности. Это был плавильный котел: там не разбирали, кто еврей, кто комсомолец, кто цеховик. Показательный пример — комсомолец Тигипко, сделавший банк для Коломойского и Боголюбова.

Каминецкий: Днепропетровск всегда жил богаче соседей. Когда все в СССР получали 100 рублей, здесь — 200, когда все начали зарабатывать тысячи, здесь шел счет на миллионы, когда в Украине стали появляться миллионеры, здесь уже были миллиардеры. В городе живут очень материалистичные люди, которые намного быстрее других разобрались в новых реалиях и приспособились к ним. Но одной предприимчивости мало, нужен еще фундамент, база — и она здесь была: много заводов и природных ресурсов.

Корбан: В отличие от других городов, в Днепропетровске начала 1990-х не было жестких криминальных действий. Бизнесмены нашли с бандитскими сообществами паритетные условия существования, при которых все могли развиваться.

ДНЕПРОПЕТРОВСКИЙ КЛАН

Корбан: Днепропетровцы радикально отличаются от донецких, У которых очень сильно развита стайность. Днепропетровцы, напротив, более разрозненны. В Донецке, по большому счету, долгое время была лишь одна по-настоящему большая бизнес-группа, и только сейчас формируется вторая. А в Днепропетровске всегда было много соизмеримых бизнес-групп. Они периодически воевали между собой, но до кровопролития почти никогда не доходило. У донецких все очень радикально: здесь мы дружим, здесь - воюем; здесь черная полоса, здесь - белая.

У нас такого нет. Бизнесмены, воюющие на уровне компании, мило побеседуют, если встретятся в одном ресторане. Вилки друг в друга никого бросать не будет.

Сергей Карпенко (управляющий юридической компании "Фарго"): Днепропетровского клана нет и никогда не было. Клан подразумевает единство целей и принципов, общую стратегию и тактику, согласованность действий и исполнительскую дисциплину. Днепропетровск — город эгоцентриков, способных реализовать себя за рамками коллективного разума. В Днепре много выдающихся бизнесменов, но нет лидеров, умеющих и желающих консолидировать бизнес-элиты.

Каминецкий: Здесь не может быть клана. Слишком практичные люди: их интересует только свой бизнес, строить планы по захвату власти им неинтересно. Тут никому не нужен ни почет, ни авторитет: все просто хотят зарабатывать деньги и хорошо жить. У выходцев из Днепропетровска нет региональной идентификации "из Днепра — значит свой".

В самом городе нет разделения - "наш — не наш". Здесь принимают любого: зарабатывай и живи хорошо, желательно не мешая другим. Все очень большие индивидуалисты.

Ронис: В городе очень ярко выделяется эпоха Лазаренко - это было время больших возможностей. Для близких к Тимошенко бизнес-групп золотым периодом стало время ее премьерства. Кризис 1998 года очень сильно перекроил бизнес-ландшафт города. Огромное количество успешных людей и компаний исчезло.

ХАРАКТЕРЫ

Золотарев: Первичная черта, общая у всех днепропетровских бизнесменов, — прагматизм. Все производные — жесткость, последовательность, нацеленность на быстрый осязаемый результат. Они видят благоприятные обстоятельства и делают деньги там, где другие проходят мимо. Тимошенко первой реализовала десятиступенчатые бартерные схемы. В "Привате" первыми осознали возможности ваучерной приватизации. Пинчук начал первым выстраивать вертикальную интеграцию.

Причины такого, иногда избыточного, прагматизма в том, что Днепр — технократический город. Очень долго гуманита-рии отсюда "выдавливались". Яркий пример — университет: главным был физтех, который готовил кадры для "Южмаша", а филфак и истфак служили недорогими приложениями.

Карпенко: Отличие днепропетровцев ярко проявляется в совместной работе со львовянами. Столкнувшись с проблемой, львовяне начинают многочасовые обсуждения, разрабатывают стратегию, просчитывают последствия и побочные эффекты. Днепропетровцы за десять минут "рисуют" способ решения проблемы и бегут применять его на практике.

Чем необычнее и креативнее будет вариант, тем больше удовольствия получат от его реализации. Если днепропетровец видит проблему, то это уже не проблема, а задача — а все задачи решаются. Мы хорошие тактики, но неважные стратеги.

Ронис: Иногда Днепропетровские бизнесмены стараются казаться больше, чем они есть на самом деле. Они очень ориентированы на успех. Им важно его демонстрировать, показывать, что у них есть деньги, какие-то возможности. Даже если у человека все не слишком хорошо, он купит себе дорогую машину, часы и будет вести себя очень уверенно. Это такой комплекс нестоличного города.

КУДА ИСЧЕЗАЮТ ЛЮДИ

По данным OOН, Днепропетровск — наиболее быстро пустеющий крупный город мира. С 1990 года его население сократилось на 16%.

Золотарев: В 2000-х Днепропетровск стал превращаться в город для богатых. Корпорации начали выдавливать мелкий бизнес. Добавьте к этому плохую экологию. Это обусловливает отток населения. Ментальная причина в том, что днепропетровцы — космополиты, они без корней. Посмотрите на самых известных выходцев. Коломойский, Пинчук, Тигипко — граждане мира, в отличие от того же Ахметова, который не перестал быть донецким. Это свойство всех днепропетровцев. Кто, например, знает, что Евгений Червоненко (автогонщик и бизнесмен) родом из Днепропетровска?

Ронис: Часто слышу. что молодежь не хочет здесь жить. Многие едут учиться и не возвращаются. Даже моя дочь — мы часто говорим с ней на эту тему, и у нее есть осознанное желание приносить пользу городу и стране — сейчас больше хо-чет жить в Лондоне. Мне сложно ее в этом обвинять: многие толковые сверстники из ее окружения уже уехали. Большинство успешных людей уже не чувствуют себя защищенными. Они не хотят заниматься здесь бизнесом, отсюда — чемоданные настроения. Их пессимизм кажется мне чрезмерным, но такие настроения имеют место.

Карпенко: Днепропетровск не назовешь счастливым городом. Жители не видят перспектив, приезжие стараются тут не задерживаться. Есть стереотип: в Днепре ты ничего не сможешь достичь, а если вырвешься из города — добьешься успеха. Едут в основном в Киев, Харьков, Москву.

Портнов: Я уехал из Днепропетровска по той простой причине, что состояние коммуникаций не позволяло совмещать жизнь здесь и, например, редактирование международного интеллектуального журнала. Каминецкий: Я думаю, что в исследование вкралась какая-то ошибка. Не может быть, чтобы город потерял каждого шестого жителя и при этом в нем не было ни одной пустой квартиры или дома.

И это при том что у нас каждый год строят новое жилье. Может быть, посчитали людей, которые уезжали в начале 1990-х, а сегодня многие приезжие живут незарегистрированными. А может, в конце 1980-х численность населения завышали, так как метро строилось только в городах-миллионниках. Трудно сказать, но я не чувствую, что живу в пустеющем городе. К тому же последние годы у нас серьезно возросла рождаемость. МОГУ СУДИТЬ ПО количеству обрезаний: их стало намного больше.

ЕВРЕЙСКАЯ ОБЩИНА

Ронис: Днепропетровская еврейская община является, без сомнения, центром предпринимательства. Ее члены помогают друг другу, поддерживают. В общине завязывается немало бизнес-контактов, решаются многие бизнес-вопросы.

Портнов: Я спрашивал, почему именно в этом городе такая сильная еврейская община, у нескольких очень влиятельных людей. Ответ был такой: "Потому что Днепропетровск — благословенный город". Имеется в виду то, что именно здесь прошла юность седьмого Любавичского ребе Менахема-Мендла Шнеерсона.

В 1990 году он отправил из Нью-Йорка в Днепропетровск молодого раввина Шмуэля Каминецкого. Конечно, в нынешней силе и влиятельности общины — большая заслуга ребе Каминецкого. Стоит напомнить, что в 1903-м евреи составляли более 40% населения города. Здесь родились крупнейшие еврейские деятели Российской империи: адвокат Оскар Грузенберг, журналист Илья Оршанский, один из лидеров сионизма Гилель Златопольский.

Каминецкий: Есть духовная причина: Днепропетровск — благословленный город. Но светский человек этого не поймет. Практичная причина — Геннадий Боголюбов и Игорь Коломойский. До знакомства с ними я стоял на месте, у меня ничего не получалось. После — у меня появились крылья.

Я почувствовал, что смогу всех объединить и сделать общину модным местом. Мы ездили перенимать опыт работы общин Бостона и Парижа. Затем разработали дорожную карту, что и как будем делать. Мы создали современную организацию с законодательной и исполнительной властью, определили семь приоритетных направлений.

Сегодня почти все успешные евреи города ходят в синагогу, а 18-летние парни мечтают заработать деньги и стать членом попечительского совета общины. Участвовать в жизни общины престижно. Я никогда не вмешиваюсь в бизнес-вопросы и не выступаю в роли судьи. Просто люди, которые вместе помолились в синагоге, уже не хотят воевать друг с другом.

Карпенко: Днепропетровск — толерантный город: евреев не воспринимают как отдельную диаспору, нет антисемитских настроений. Еврейские бизнесмены много инвестируют в социальные и благотворительные проекты. И хотя в большинстве случаев они сфокусированы на помощи людям своей национальности, они подают очень хороший пример другим укра-инским предпринимателям.

ПРИ КУЧМЕ ГОВОРИЛИ: "ДНЕПР НЕ ПЕРВЫЙ ГОРОД, НО И НЕ ВТОРОЙ"

Золотарев: Днепропетровск в какой-то мере сохранил финансово-промышленное лидерство, область остается регионом-донором номер один по бюджетным платежам. Но город проиграл состязание элит хорошо организованной и жестко структурированной донецкой группе и защищающей ее интересы Партии регионов. Днепропетровск и область попали в сферу влияния Рината Ахметова. И хотя его ставленник Александр Вилкул неплохо проявил себя как управленец, опасения днепропетровцев, что их город превратится в придаток Криворожского уезда Донецкой губернии, выглядят небезосновательными.

Портнов: Днепропетровск давно не второй и даже не третий город в стране. Индикаторов этого множество. Упомяну хотя бы географию консульств зарубежных стран: ни одно из них не выбрало своей локализацией Днепропетровск, зато они охотно осваивают Донецк. Или взгляните на скудость рейсов из Днепропетровского аэропорта. Мне кажется, Днепропетровск не особо и хочет с кем-то конкурировать. Да и замечать свое отставание тоже не очень хочет.

Ронис: Местные предприниматели понимают, что Днепр сегодня не принимает никаких решений, от него мало что зависит в стране. Нет ни Лазаренко, ни Кучмы, ни Тимошенко. И вряд ли город может рассчитывать на поддержку центра. Бизнесу не нравится такое положение, и это не способствует инвестированию.

И О ХОРОШЕМ

Корбан: Хоть Днепропетровск сейчас менее "ликвиден", но выглядит он лучше Одессы, Харькова или Донецка. Эти города остались такими же мутными и серыми, несмотря на то что вся сегодняшняя элита страны родом оттуда. Одесса бесхозна и полуразрушена, Харьков — страшный, Донецк — безвкусный.

В Днепре очень интересная и яркая современная архитектура. Город пошел вверх, здесь впервые в Украине были применены интереснейшие концепты в строительстве, которые только теперь перенимает Киев.

Портнов: Днепропетровск можно было бы сделать привлекательным для западных туристов. Для этого есть все: легенда эпохи застоя и "Южмаш", богатейшая еврейская история города, целые массивы промышленной архитектуры конца XIX и XX века. Для образованной публики город можно было бы позиционировать как место рождения Александра Галича, Ильи Кабакова, Елены Блаватской, наконец.

Каминецкий: Я самый большой патриот Днепропетровска, потому что пообещал Любавичскому ребе, что проживу здесь всю жизнь (смеется). Что бы ни происходило, я буду уговаривать себя, что живу в лучшем городе на земле. Особенность Днепропетровска в том, что он очень комфортен для жизни. Это и большой город со всеми сервисами, и в то же время городок, где все уютно и компактно. Люди здесь образованные и довольно культурные, ходят в театр, читают книги, достаточно интеллигентные. Я иногда выхожу на балкон, смотрю на реку и говорю: "Куда той Женеве до Днепропетровска!". В Женеве узкая речушка, а тут великий Днепр. Красота!

Новости по теме:

ТОП-20. Самые богатые люди Днепропетровска >>>

Правдивая история появления АТБ в Днепропетровске >>>

Экскурсия по Днепропетровску от миллионера Геннадия Корбана >>>

Rainford в Днепропетровске: история расцвета и падения компании >>>

Как стать миллиардером: история самого богатого человека Днепропетровска >>>

Это чат – пиши и читай 👇
Ого! ты доскролил до нашего чатбота 😏
Теперь у тебя есть возможность настроить его под себя и узнавать важный контент первым, чтобы рассказывать друзьям
Только почта, только хардкор 🤘
Мы в соцсетях