Василий Лябик:  Когда ушел Николай Павлов  Днепр  повернулся к ветеранам спиной

Василий Лябик: "Когда ушел Николай Павлов "Днепр" повернулся к ветеранам спиной"

Василий Лябик (на фото - первый справа). Фото ФК "Днепр"

Уже почти забыт тот исторический факт, что именно он первым из днепропетровцев был приглашен в сборную СССР. Правда, Василий, имеющий довольно тяжелый характер, на приглашение, поступившее ему в 1972 году, так и не откликнулся. Чем, собственно, поставил в неудобное положение самого Валерия Лобановского, который и рекомендовал его в сборную. Об этом и многом другом — в интервью Василия Лябика — одного из самых перспективных, но так и не раскрывшихся до конца советских нападающих. 

Василий Васильевич, ваша карьера была полна необычайных всплесков и столь же неожиданных падений…

— Это уж точно. Хотя начало было стандартным: как и все мальчишки, гонял мяч на одном из пустырей Днепродзержинска, затем шлифовал мастерство в местной ДЮСШ. Считаю, что мне очень повезло с первым тренером — Борисом Михайловичем Ульяновым, который не только прекрасно разбирался во всех тонкостях футбола, но еще и обладал даром педагога. Он мне и поставил игру, попутно разнообразив технико-тактический арсенал. После окончания школы в 1967 году меня пригласили в днепродзержинский "Прометей", выступавший тогда в классе "Б" чемпионата СССР. Я сразу заиграл в основном составе команды, много забивал. Через два года пришло приглашение от "Днепра", у руля которого к тому времени стоял Валерий Лобановский.

"Днепр" ведь тоже для него стал первой командой. Да и сам будущий триумфатор в то время был еще довольно молод. Как команда заиграла под руководством такого неопытного наставника?

— В 1969 году мы стали победителями в своей зоне 1-й лиги, и попали в финальную "пульку", в которой по тогдашнему регламенту за право играть в высшей лиге боролись "Спартак" (Орджоникидзе), "СКА" (Хабаровск) и "Жальгирис" (Вильнюс). В том турнире удача улыбнулась "Спартаку". После завершения сезона нашего вратаря Владимира Пильгуя забрали на место Льва Яшина в московское "Динамо", меня — в киевское, которое в то время тренировал знаменитый Виктор Маслов. Уехал из Днепропетровска, что-то не поделив с Валерием Лобановским, завершающий в "Днепре" свою славную карьеру легендарный Андрей Биба. Тогда местные болельщики и придумали крылатую фразу: "Биба, Лябик и Пильгуй показали Деду …". Ну, вы понимаете… Дедом все называли директора Южмаша Александра Макарова, благодаря которому и случился взлет команды (ЮМЗ занимался финансированием "Днепра", а Александр Максимович делал все, чтобы команда вышла на более качественный уровень).

Имена игроков тогдашнего дубля "Динамо" действительно впечатляли. Тот же Валерий Рыкун в свое время на юношеском первенстве мира признавался лучшим полузащитником. Славу Пеле прочили и более поздним игрокам "Днепра" — Олегу Тарану и Олегу Протасову. Подобных примеров великое множество. Как считаете, почему большинство советских игроков не смогли реализовать себя на 100%?

— Мне кажется, во всем виновата была советская система. Многих наших футболистов приглашали в серьезные клубы Западной Европы. Помните у Высоцкого: "Недаром клуб "Фиорентина" нам предлагал миллион за Бышовца"? Но, как вы и сами прекрасно понимаете, уехать было абсолютно невозможно. Международной соревновательной практики было очень мало. Игроки варились в собственном соку. Из-за этого останавливались в своем росте. А тот факт, что в еврокубках до конца 80-х "Днепр" играл в Кривом Роге, а не на "Метеоре", вообще свидетельствует о многом. Мне может кто-то возразить: "Все правильно, Днепропетровск был закрытым городом", но, извините, мы в футбол играем не для себя, а для болельщиков. Почему наши местные любители футбола, чтобы увидеть европейскую команду должны были ехать в Кривой Рог?

Вернемся к вашей карьере. Вы не сожалели о том, что в 1970 году из Киева вернулись в "Днепр"?

— Тяжело сказать. Тот же Алексей Михайличенко просидел в дубле "Динамо" четыре года, а потом как заиграл! Да что там Михайличенко, со мной вместе, не побоюсь повториться, играли, кроме упомянутых уже Блохина, Онищенко и Веремеева, еще и Валерий Зуев, Владимир Мунтян. Все они через пять лет стали чемпионами страны, обладателями Кубка Кубков и Суперкубка УЕФА. Возможно, останься я в Киеве, и меня ожидал бы подобный триумф. Никто ведь из команды не выгонял, наоборот, говорили, мол, оставайся, твое время еще придет. Наверное, нужно было ждать своего часа. Но Валерий Лобановский настойчиво звал меня обратно в "Днепр", да и, если честно, сильно тянуло домой. 

И как игралось в Днепропетровске?

— В следующем сезоне мы буквально смели всех на своем пути в высшую лигу, выиграв так называемые малые золотые медали. В 1972-м уже в высшей лиге с ходу заняли почетное шестое место, а если бы завоевали еще на два очка больше, вообще стали бы бронзовыми призерами.

С того сезона, насколько я знаю, и начались ваши злоключения?

— Да, я тогда по жизни таким был, что мог нарушить спортивный режим, уйти с тренировки, никому об этом не сказав. Одним словом, легкомысленно относился к своей профессии. Мог, например, не приехать на игру. Уеду в Днепродзержинск, как загуляю там… Тренеры ездили к моим родителям, искали и забирали меня обратно в команду. Дважды за мной приезжал сам Валерий Васильевич. Сейчас, конечно, уже осознаю все ошибки, но прошлого не вернешь. Мне все легко давалось, неплохо играл, много забивал, был, что называется, лидером команды. Но всеми своими нарушениями перечеркивал ту пользу, которую приносил коллективу. Сейчас это кажется удивительным, но даже в том сезоне был одним из лучших бомбардиров и вообще считался одним из самых перспективных нападающих союзного чемпионата. В 1973 году мои "брожения" продолжались, в конце сезона Валерий Васильевич уехал в киевское "Динамо", а мне пришлось уходить в "Титан" из Армянска. Отыграл там сезон, после чего был приглашен в выступающий в первой лиге харьковский "Металлист". Сначала команду тренировал Олег Ошенков, затем Евгений Лемешко. А в 1978 году Виктор Александрович Каневский предложил мне вернуться в "Днепр". В Днепропетровске под его началом отыграл игр 5—6, после чего Каневского сняли и команду возглавил Вадим Иванов, сделавший ставку на омоложение команды. Заканчивал свою карьеру я уже в криворожском "Кривбассе"

Можете рассказать, какая в вашу бытность игроком была система поощрений в советском футболе? Тем более что, судя по всему, она позволяла нарушать режим?

— Когда я выступал за "Днепр", моя ставка была — 180 рублей. Плюс в конвертиках выдавали премиальные по 150—300 — за победу над соперником. Триста давали за поверженное "Динамо" и московских грандов. Конечно, это не те деньги, которые получают нынешние футболисты, но на жизнь тогда вполне хватало. Если удачно играли, можно было за месяц заработать тысячу рублей. Немного больше получали игроки московского и киевского "Динамо", ЦСКА (им доплачивали за воинские звания). Плюс ко всему быстрее решался вопрос с квартирами.

Частенько вижу вас во время домашних встреч "Днепра". Абонементами, наверное, клуб своих славных ветеранов обеспечивает?

— О чем вы говорите? Создается впечатление, что его руководство вообще не знает о нашем существовании. Когда командой руководил Николай Павлов, еще как-то помогали, выделяли специальные пенсии для нас. А когда Николай Петрович ушел, клуб повернулся к нам спиной. Абонементы на сезон мне покупает Александр Подлубный. ФК "Днепр" никакого участия в этом не принимает. Хотя и ветеранов-то у нас осталось раз, два и обчелся. Нельзя забывать истоков…

Максим Розенко, Кiевскiй Телеграфъ