Большое интервью нового главного тренера  Днепра

Большое интервью нового главного тренера "Днепра"

Вальдемарас Хомичюс. Фото: basket-planet.com

Да и можно ли испугать человека, который одной фразой "Еще раз что-то выкинешь – убью", в свое время умерил пыл такого по-спортивному наглого игрока, как хорват Дражен Петрович. Было это в полуфинале Межконтинентального кубка, когда каунасский "Жальгирис" встречался с загребской "Цибоной". А уже через два года в полуфинале Олимпиады в Сеуле этот феноменально цепкий игрок, сумев прикрыть будущую звезду НБА Дэна Марли, помог советской сборной поставить на колени самих американцев и завоевать олимпийское "золото". Знакомьтесь, Вальдемарас Хомичюс – харизматический рулевой днепропетровского "Днепра"!

"Здоровье дало сбой после того, как команда загуляла и попала в полицию"

- Вальдемарас, предлагаю начать беседу с вашей предыдущей команды - подмосковного "Триумфа". Не слишком ли скромно после работы с грандами российского баскетбола?

- Признаюсь, у меня была возможность остаться работать в Казани с местным УНИКСом. Но я был хорошо знаком с почетным президентом "Триумфа" Львом Лещенко, чтобы поверить, что задуманный им проект будет таким, как он мне обещал на словах. Меня откровенно подкупила возможность работать с молодыми игроками без особой оглядки на результат. И хотя мы заняли в минувшем сезоне последнее место, удалось обкатать очень талантливых и интересных парней, все они получили бесценное игровое время и отличную школу. Мы выиграли всего пять матчей, а могли победить еще как минимум в семи, но не хватило опыта. Как говорится, дом без фундамента не построишь. Зато плоды той работы все могут видеть сейчас. Ребята окрепли, получили фундаментальную физическую подготовку в межсезонье и сейчас на слуху в России ("Триумф" на данный момент идет третьим в чемпионате России и находится в шаге от "Финала четырех" Еврочелленджа – Прим. И.В). Удача улыбнулась и при подборе иностранцев, которые хорошо влились в команду, но все же костяк составляют местные игроки, за многими из которых началась настоящая охота.

- Согласно официальной версии вы покинули Люберцы из-за проблем со здоровьем, возникших в начале декабря. Впрочем, всем известно, что подобные формулировки зачастую таят подводные течения...

- На самом деле я не уходил из "Триумфа" вплоть до момента приглашения из Днепропетровска. У меня действительно из-за переутомления возникли проблемы со здоровьем, и клуб пошел мне на встречу, но давайте обо всем по порядку.

Стартовые три игры нам выпало проводить с грандами - ЦСКА, "Химками" и "Спартаком". Естественно, нам тяжело было одолеть такие команды, и мы проиграли, но сумели дать бой именитым соперникам. Ребята это прочувствовали, зацепились за ощущения и в дальнейшем начал приходить результат. Этот период-то как раз и совпал с моими проблемами, а когда я вернулся, понял, что перемены могут только навредить. Согласитесь, какой смысл менять то, что хорошо функционирует? В общем, понаблюдав некоторое время за тренировочной работой и убедившись, что все движется в нужном направлении, я согласился, можно сказать, самоустраниться. А когда подоспело предложение от "Днепра" мог со спокойной душой давать согласие.

- Если не секрет, в чем выражалось ваше вышеупомянутое переутомление?

- У меня начались частые головокружения и ухудшение самочувствия на нервной почве. Оно и не удивительно, ведь без отдыха прошло лето. Как собственно и последние 10 лет, проведенные в России. А по ходу сезона стрессы бывают, какие угодно. Вот, например, незадолго до ухудшения здоровья поехали на матч Балтийской лиги с "Шяуляем", а после игры команда загуляла и очутились в полиции (видимо, речь идет об инциденте с участием Тивайна Макки и Джерри Джефферсона, повздорившими с охранниками ночного клуба и в последствии оказавшими сопротивление сотрудникам полиции – Прим. И.В.). Конечно, все это сказывается на нервной системе, но к счастью при детальном обследовании доктора ничего серьезного не обнаружили – всего лишь переутомление, поэтому после небольшого отдыха смог вернуться к прежнему образу жизни.

- Рассчитываете, что в Днепропетровске обойдется без стрессов?

- Уж поверьте, я знаю, что нигде не бывает легко. Везде надо работать, выкладываясь на 100 процентов, и тогда работа может оправдать надежды. Пока меня все устраивает, поскольку все без исключения ребята работают с усердием. А для меня это очень важно, поскольку звездой должна становиться вся команда, а не отдельный игрок. Взять, к примеру, мой дебютный матч на тренерском мостике "Днепра". Американский защитник соперника Рэнди Калппеппер забил нам 35 очков, но "Ферро" в итоге проиграло, а значит толку от этого никакого. Пусть он забьет нам столько же и в следующий раз, главное - чтобы все остальные баскетболисты были выключены из игры.

- Бытует мнение, что опытные специалисты стараются не браться за команды по ходу сезона. У вас ведь турнирная ситуация не сахар – можно и пролететь мимо плей-офф…

- Я, как охотник, у которого один патрон, но он все равно идет в лес. Вся моя жизнь связана с баскетболом, а в спорте нечего делать тем, кто боится принять вызов. Жизнь меня уже научила, что проигрывать тоже нужно уметь. Только тогда ты можешь понять причины поражения, и потом эти знания применить в будущем. Расчетливость – это не страховка от неудачи. Бывает, раз-другой споткнешься, зато потом поднимешься и сделаешь то, к чему стремился.

- Многолетний наставник "Жальгириса" Владас Гарастас не стеснялся советоваться с игроками. Наблюдая за тренировкой "Днепра" и вашим общением с лидером команды Стивеном Берттом, прихожу к выводу, что вы переняли этот опыт…

- Знаю, к Стиву здесь повышенное внимание, но не преувеличивайте, я интересуюсь не только его мнением. Да и чего тут удивительного, я ведь в команде новый человек. А вообще мне интересно, как игроки мыслят. Всегда с удовольствием подсказываю молодым ребятам. Баскетболисты, тренера, администрация – это один большой дом. Да, мы можем поругаться, но должны уметь искать компромиссы. Например, если тренер виноват, он должен это признать. Я ребятам сразу сказал: "Я не Гарри Поттер, у меня нет магической палочки, поэтому от одного взмаха моей руки мы не начнем всех побеждать. Палочкой должны быть вы и ваше отношение к баскетболу, к команде, друг к другу…".

- Вам не кажется, что главной проблемой "Днепра" до вашего прихода было как раз отсутствие полноценной командной игры и злоупотребление индивидуализмом, особенно в исполнении американских легионеров?

- Возможно, но это было до меня, поэтому судить не берусь. Из того, что мне удалось посмотреть, пока могу сделать вывод, что команда частенько играла хорошо, но упускала победные концовки. Вот в этой области нам и предстоит в первую очередь найти какой-то баланс. Для того чтобы ребята друг другу помогали, поддерживали того, у кого что-то не получается. Тогда у такого человека будет больше уверенности и в следующей игре он будет более продуктивным.

- Ходили слухи, что ранее команду разделяли финансовые проблемы, когда задержки по зарплате касались только украинских ребят…

- Думаю, это обычные сплетни. "Днепр" - профессиональный клуб с полноценной инфраструктурой, собственной детской школой и бережным отношением ко всем своим баскетболистам. Впервые от вас слышу, что кому-то задерживали зарплату. Не исключаю, что у кого-то могли быть проблемы не баскетбольного характера, но в таких случаях зачастую только так и приходится действовать. Задержать зарплату, оштрафовать, чтобы игрок понимал, что не может ставить собственные желания выше интересов клуба.

"Как вредное насекомое лишило финала чемпионата мира"

- Расскажите, как так получилось, что вы, будучи резервистом "Жальгириса", попали к Гомельскому в сборную СССР и впоследствии стали чемпионом Европы?

- Если честно, меня и запасным-то назвать было сложно. К тому моменту я занимался баскетболом всего 5 лет, выступал за молодежный состав, а подсобил случай. Один из ребят то ли заболел, то ли что-то натворил и меня вместо него выпустили играть против "Спартака" и тбилисского "Динамо". Я забил, отдал несколько нестандартных передач, чем заставил обратить на себя внимание специалистов. А вслед за этим довольно неожиданно последовал вызов Гомельского, мы поехали в Америку играть товарищеские матчи и из всех молодых игроков, которые тогда впервые попали в сборную, я единственный получил "четверку" и хорошую премию. Так и зацепился за свой шанс.

- Не смущало, что костяк той сборной составляли московские армейцы?

- Если вы о дедовщине, то ее не существовало, наоборот, в сборной все были очень дружны. В те времена в СССР мало кто владел английским. Так Еремин и Мышкин придумали игру на спор, чтобы каждый день учить по десять слов и смотреть, кто лучше. А мне ведь надо было еще и русский подтягивать, чтобы обходится без казусов. Как сейчас помню, однажды меня спросили: "Ты знаешь, что такое переносица?". А я возьми и ляпни: знаю, конечно - берешь с одной стороны и переносишь в другую. Ребята все и попадали со смеху (смеется).

- Первый президент Литвы Альгирдас Бразаускас как-то сказал, что, даже пребывая в составе СССР, литовцы всегда думали о независимости…

- Национализм действительно всегда был нашей отличительной чертой. Например, когда выезжали за границу со сборной и нас называли "русскими", мы злились и гордо поправляли: "Нет, мы литовцы!".

- Римас Куртинайтис говорил, что, сколько не играл за сборную Союза, не был не то что в партии, а даже в комсомоле…

- А я вынужден был стать комсомольцем, поскольку долгое время считался не выездным и из-за этого никак не мог начать выступление за молодежную сборную. Как-то мы поехали в Польшу, и я позволил себе публичное высказывание в гостинице о том, как выгодно отличается Литва от этой страны. Естественно, кто-то настучал и мне по возвращению сразу же дали понять, что для дальнейших выездов за пределы СССР нужно войти в комсомольскую организацию. Прихожу, а меня спрашивают: "Почему вы пошли в комсомол?". Ну, я и ответил: "Мне объяснили, что так нужно сделать, чтобы ездить за границу".

В общем, меня отправили на перевоспитание и предложили прийти снова через несколько месяцев. Поэтому в следующий раз говорил уже то, что там хотели услышать. Но меня, как литовца, эти события не поменяли.

- В 23 года вы стали чемпионом мира. Но тогда, в 1982-м в Колумбии, с вами произошло довольно необычное происшествие… 

- Это вы о причине, по которой не играл в финале? Дело было так. За двое суток до решающего матча мы играли в гольф, я бегал босиком и меня что-то укусило. Думаю, простой комар или какое-то насекомое. Может, ничего бы и не произошло, если бы не вечерняя тренировка, на которой я натер место укуса, но не обратил на это особого внимания. В итоге, просыпаюсь утром, а нога пульсирует и опухоль почти до колена. К счастью, в Колумбии жил литовец - деревенский знахарь. Поехали к нему на ранчо, он посмотрел и сказал, что у меня сильное заражение, положил ногу в ведро со льдом и провел какие-то манипуляции. После чего отправил в гостиницу и прописал антибиотики. В общем, вышел я на разминку перед финалом и понял, что не то, что бегать - ходить толком не могу. Впрочем, если бы надо было – я бы сыграл через боль, о чем сказал и тренерам, но финал, к счастью сложился удачно и без моего появления. А уже после матча я и выйти самостоятельно из зала не мог. Анатолий Мышкин подсадил меня на спину и вынес на себе.

"На чемпионатах мира и Олимпиадах люди не играют в поддавки"

- После ухода Гомельского из сборной вы уже были опытным игроком, который мог себе позволить вместе с партнерами по сборной организовывать письма с выражением несогласия о назначении на пост главного тренера Владимира Обухова…

- В этом не было ничего личного. Обухов был хорошим человеком, но нам не нравилась его система. Игрокам ведь было с чем сравнивать после работы под руководством Гомельского и его помощников - Селихова и Озерова. Чувствовали, что в подготовке чего-то не хватает, ведь на носу не дворовой чемпионат, а мировой форум. Скажем, кто лучше понимает баскетбол – Александр Волков или какой-то функционер-политик? Это же не брак, когда вы женитесь, и чужое мнение вас не интересует. В спорте должны работать профессионалы независимо от симпатий, потому что только они четко знают, как достичь результата. 

- Обухова так в итоге и не поменяли, и сборная СССР проиграла финал ЧМ-86 американцам. Думаете, под руководством Гомельского сложилось бы по-другому?

- А что толку сейчас рассуждать? Спорт не любит сослагательного наклонения. Мы ведь и под руководством Обухова могли победить. За 4 секунды до финальной сирены после моего перехвата при счете 85:87 Валтерс стрелял издали на победу. Может, поторопился, бросив в касание в воздухе, но в том цейтноте сложно было принять оптимальное решение. В любом случае, выступили мы тогда достойно, оставили за спиной Югославию, с которой нам, как правило, игралось сложнее, чем с американцами.

- Вы завоевали две олимпийские медали. Арвидас Сабонис говорит, что для него ценнее "бронза" 1992 года в составе сборной Литвы, а Римас Куртинайтис считает, что олимпийское "золото" в составе сборной Союза все-таки важнее. Вы, на чьей стороне?

- А я бы не разделял важность этих медалей. Очень хорошо, что в 88-м в Сеуле мы выиграли Олимпийские игры. Наша команда тогда созрела, была по-настоящему одной большой семьей и заслуживала этого. Та команда, наверное, единственный коллектив из игроков постсоветского пространства, который и поныне регулярно встречается, празднует победы, помогает друг другу.

А в 92-м в Барселоне мы играли уже за маленькую, но гордую баскетбольную страну и делали это с честью. Выиграть тогда третье место было все равно, что стать чемпионами.

- Тогдашний игрок сборной СНГ Сергей Базаревич говорил, что Литва целенаправленно экономила силы в полуфинале с Dream Team, чтобы поберечь себя для игры за 3-е место…

- О чем вы?! На чемпионатах мира и Олимпиадах люди не играют в поддавки. У нас баскетбол был в крови, мы выходили играть и по телу бегали мурашки! Теперь в роли тренера хочу зарядить такой энергией подопечных. Да я и сам перед матчами, по-прежнему, бываю эмоциональный.

- Чемпионат Европы 95-го, наверное, не самые лучшие воспоминания?

- Считаю, что судьи у нас тогда украли титул. Весь зал в Афинах скандировал "Литва – чемпион!", хотя золотые медали вручали Югославии. Впрочем, в сердцах болельщиков мы так и остались чемпионами, а через восемь лет Литва таки выиграла Евробаскет, и я в этом поучаствовал в качестве ассистента тренера.

- "Жальгирис" частенько уступал в рамках чемпионата СССР не только "Будивельнику", но и другим украинским командам. Почему в нашей стране вам игралось так непросто?

- Мы всегда знали, что украинцы в первую очередь играют от броска, а также делают ставку на габаритных центровых, поэтому относились к ним со всей серьезностью. Впрочем, чаще всего сказывался фактор выездного поединка. Это сейчас время на переезд можно четко рассчитать, а в советские времена было иначе. Нужно в самолет бензин долить – ты постоишь, подождешь. Если зима, могли отправиться в далекие края на автобусе. Вспомнить хотя бы выезд в холодную пору года в Алма-Ату. Приезжаем, а там хорошая погода, полно арбузов. Естественно объелись, а потом вышли на игру - толком бегать не смогли, и, конечно же, проиграли.

- Считаете, "Будивельник" справедливо стал чемпионом СССР 1989 года?

- Я играл за "Жальгирис", поэтому у меня своя правда. Электронные табло тогда еще не были соединены с ТВ-картинкой. А ведь комиссия в последствии смотрела именно запись трансляции. Впрочем, таких нюансов в баскетболе наших лет было множество. Взять, например, 87-й год, когда сборная СССР в финале чемпионата Европы в Афинах встречалась с Грецией. Мы успели забить за одну секунду до финальной сирены, но мяч не засчитали и в итоге уступили - 101:103. Но что толку это вспоминать? В анналах истории чемпионы именно греки…

"О законах бизнеса и испорченной молодежи"

- По окончании карьеры игрока попали на распутье, на котором нужно было определиться: тренерская карьера или бизнес?

- Внутренне я изначально понимал, что не смогу без баскетбола. Хотя окунулся и в бизнес, но не мог совместить одно и другое. Вообще, убедился, что если делаешь какое-то дело, надо контролировать процесс, поскольку никто за тебя ничего делать не будет.

- Вас называли лучшим бизнесменом в баскетболе и лучшим баскетболистом в бизнесе. За что заслужили такое звание?

- Время было такое, когда каждый старался быть умельцем на все руки. Поскольку я был капитаном команды, брал всю организацию процесса коммерции на себя. Мне нравилось, чтобы все было четко отлажено, чтобы постороннего внимания к этому делу было поменьше, чтобы лишний раз не получить нагоняй от тренера. Думаю, если баскетболиста нынешнего поколения поставить на наше место, чтобы ему перед игрой нужно было оббежать все магазины, найти необходимое, купить, потом все это перевезти, то у многих из них на баскетбол не осталось бы силы. А мы так кормили семьи, тренировались и выигрывали титулы.

- От бизнеса в классическом понимании вы отказались, когда в Каунасе сожгли принадлежавший вам ночной клуб?

- Никто никаких пожаров не устраивал – этой байки. Ситуация прозаичней – грянул кризис и заведение пришлось закрыть. Хотя, надо было так поступить несколькими годами ранее, поскольку уже тогда для этого были предпосылки.

- Вы – личность в баскетболе, но долгое время по собственной воле не становились главным тренером, работая ассистентом в российском "Урал-Грейте" и сборной Литвы.

- Начиная заниматься новым делом, человек не может знать всех тонкостей. Мне нравилось быть вторым, вести тренировки, подсказывать, общаться с игроками. Собственно, благодаря тому времени, что я проработал в Перми помощником Сергея Белова, я и превратился в тренера, перестал играть в баскетбол с игроками. Через это нужно было переступить, ведь до этого я побывал в роли играющего наставника, что крайне сложно. 

- Вы работали с диктатором Гомельским и с дипломатом Гарастасом, которых называли людьми, больше всего повлиявшими на вашу тренерскую философию…

- От каждого тренера, с которым работал, я старался впитать лучшее: у Гарастаса – понимание игры, у Гомельского – организацию, у Селихова – отношение к тренировочному процессу, у Нельсона и Имброды – концепцию защиты. Поэтому сейчас точно также пытаюсь передавать что-то своим ассистентам. Вот и сейчас с днепропетровскими ребятами стараюсь оперативно войти в контакт, дать им почувствовать ответственность, чтобы мы творили совместно.

- В мае вам исполнится 53 года, но выглядите вы заметно моложе. Как себя бережете?

- Я не могу сидеть на одном месте, поэтому постоянно занимаю себя физическими нагрузками. То кросс, то плавание, то тренажерка. Если возникает какой-то промежуток, когда я ничего не делаю, то сразу себя чувствую себя хуже. Для меня эта нагрузка, как исцеление. И дело здесь не во внешнем виде – такой образ жизни меняет меня внутренне.

- В одном из интервью вы упомянули, что в своей жизни лишь трижды перебарщивали с алкоголем. 

- Когда баскетболисты пьют - это воспринимается как-то по-особенному. Мы нормальные люди и к жизни относимся так же, как и все остальные. Только у спортсмена есть определенный период, когда он не может позволить себе расслабиться так, как это делает обычный человек. Считаю, что рассказывать о том, сколько мы выпили и как после этого тренировались, не стоит с точки зрения влияния на молодое поколение. Тогда было другое время. Сейчас же молодежь итак слишком забила себе голову мыслями о том, как наполнить баблом карманы, как пойти зажечь в свободное время.

- Сейчас вы переехали в Днепропетровск, а какое место жительства считаете постоянным?

- Моя родина – Литва, мой дом там, где живут родители. Оба, к счастью, еще живы и обитают в Каунасе – папе 83 года, маме – 79. Хоть это и редко получается, но всегда очень приятно попасть в родительский уют, поесть фирменных маминых блинов. А еще моя гордость – три дочери, которые живут в Испании. Стараются проведывать своего отца в местах, куда его занесло работать. Вот и после Нового года ко мне в Москву приезжала одна из дочерей - Раса со своим другом-испанцем. Так я их на Крещение повел купаться в прорубь, поплавали на корабле по Москве-реке, посмотрели Красную площадь, покатались по ней на коньках. Им все это было в кайф. И мне тоже!

ЛИЧНОЕ ДЕЛО. Вальдемарас Хомичюс

Дата рождения: 4 мая 1959 года в Каунасе, Литва. Заслуженный мастер спорта СССР. Заслуженный тренер Литвы. Кавалер государственных наград СССР и Литовской Республики.

Карьера игрока: 

1978 -1989 - "Жальгирис" (Литва) 

1989-1990 - "Форум" (Испания) 

1990-1991 - "Фортитудо" (Италия) 

1991- 1992 – "Сарагоса" (Испания) 

1991-92, 1993-1994 "Касторбрейн" (Бельгия) 

1992 -1993 - "Шарлеруа" (Бельгия) 

1994-1996 - "Марбелья" (Испания)

Выступал за сборную СССР с 1979 по 1989 гг.

В 1992—1995 - капитан сборной Литвы. 

Достижения игрока:

Трёхкратный чемпион СССР (1985, 1986, 1987), обладатель Межконтинентального кубка (неофициальный чемпионат мира среди клубных команд) в составе "Жальгириса" (1986).

Пятикратный серебряный призер чемпионата СССР (1980, 1983, 1984, 1988, 1989), финалист розыгрыша Кубка европейских чемпионов (1986), финалист розыгрыша Кубка обладателей кубков европейских стран (1984). 

Победитель международных соревнований "Дружба" 1984 года (альтернативные Олимпиаде-1984 в Лос-Анджелесе), участник первого в истории победного матча баскетболистов-любителей над профессионалами НБА (сборная СССР – "Атланта Хоукс") в 1988 году. 

Серебряный призер чемпионата Бельгии в составе команды "Касторбрейн" (1992, 1993).

Олимпийский чемпион (1988), чемпион мира (1982), чемпион Европы (1979, 1985).

Серебряный призёр чемпионата мира (1986), серебряный призер чемпионата Европы (1987, 1995).

Бронзовый призер Олимпийских игр (1978, 1992), чемпионата Европы (1983, 1989)

По материалам basket-planet.com