Развлечения в Екатиринославе: на Пасху дрались, на ярмарках сватались

Развлечения в Екатиринославе: на Пасху дрались, на ярмарках сватались

Парк Шевченко назывался - Английский сад
Автор: Ольга Салтан

Несостоявшаяся столица

Екатеринослав закладывался как будущая столица юга Российской империи. Соответственно, стиль нового города не должен был уступать Петербургу. Досуг представителей высшего общества призваны были украсить театры, парки и концертные залы. Однако история распорядилась иначе. После смерти Екатерины II и князя Григория Потемкина Екатеринослав лишился не только статуса "южной столицы", но и щедрого финансирования. По недостроенному Проспекту совершать прогулки не представлялось возможным из-за большого количества канав. Потемкинский дворец и Преображенский собор немногочисленные горожане неспешно разбирали на стройматериалы. Единственным местом для культурного отдыха на свежем воздухе оставался Верхний сад (сейчас – парк Тараса Шевченко), где князь Потемкин успел заложить сад с оранжереями. Вскоре новый царь Павел І, старательно уничтожая следы деятельности своей матушки, повелел продать с аукциона все растения из парка и оранжерей. Дескать, город нуждается в дополнительных средствах на ремонт дорог. Диковинные растения действительно принесли городской казне небывалые по тем временам деньги – 1039 рублей. Однако, екатеринославские дороги ждали ремонта еще несколько десятилетий. А сказочная сумма, вырученная от продажи редких растений, волшебным образом исчезла в неизвестном направлении. Верхний сад вскоре превратился в довольно жалкое подобие парка, где горожане боялись прогуливаться даже днем.

Плавсредства от Ивана Ивановича

Следующий шанс у бывшего Потемкинского сада появился уже при Александре І. Территорию благоустроили, перевели на государственное содержание и передали для "публичных гуляний". Именно здесь в 1887 году Екатеринослав с музыкой и фейерверками  праздновал свое первое столетие.

 

Так выглядел нынешний Монастырский остров

Отдых на берегах Днепра екатеринославцам казался почти роскошью. Набережную еще не заложили, а на Монастырский остров попасть можно было только на лодке. Однако, спрос рождает предложения. В районе Архиерейского леса (сейчас Советский переулок) появилась частная лодочная пристань некоего Ивана Ивановича. Ловкий предприниматель сдавал лодки напрокат, мог отвезти на Монастырский остров и обратно. У пристани Ивана Ивановича имелся только один недостаток: она была деревянной. Поздней весной, когда прогулки по реке пользовались особой популярностью, в Екатеринославе обычно начинались наводнения. Неудивительно, что деревянную пристань приходилось переделывать после каждого разлива Днепра. Через некоторое время с рынка водных перевозок Ивана Ивановича вытеснил некто Стриж. Преимущество новой лодочной состояло в том, что она была каменной и не смывалась во время весеннего половодья.

С конца 19 века и до Октябрьской революции на Монастырском острове действовало несколько частных купален. Мужчины и женщины принимали водные процедуры порознь. Загорать было не принято, поскольку смуглая кожа считалась уделом простолюдинов.

 

Берега Днепра было трудно превратить в причал

Ищешь жениха – иди на скачки!

Известные и в наше время праздники Пасха, Троица, Петра и Павла в торжественном календаре екатеринославцев дополнялись еще и ярмарками. В городе проводилось три ежегодные ярмарки: Георгиевская – 30 апреля, Петрово-Павловская – 12 июля, Иоанно-Богословская – 10 октября. Главным развлечением были балаганы, где выступали приезжие и местные артисты. Представители купеческого сословия вывозили на ярмарки невест. Именно здесь, разумеется, родителями, барышень и молодых людей, часто совершались выгодные договоры о помолвке. Видимо, знакомства на ярмарках оказались достаточно эффективным способом найти мужа или жену. Вскоре уже и представители немногочисленного екатеринославского дворянства признали ярмарки достойным дополнением традиционным балам. Кстати, возникает вполне резонный вопрос: что же привлекало на ярмарки видных холостяков города? Ответ прост: скачки.  Одни привозили собственных лошадей для участия, другие делали ставки, третьи просто наблюдали. В результате для некоторых видных холостяков азартные игры заканчивались знакомством с какой-нибудь очаровательной владелицей хорошего приданого.

 

Современный парк Тараса Шевченко екатеринославцы называли Английским

"Бойцовский клуб" по-екатеринославски

Празднование "красных дней календаря" обычно начиналось с семейного застолья. Интересно, что представителей всех сословий в "питейном вопросе" объединяло негативное отношение к употреблению алкоголя женщинами. В обеспеченных семьях редко пили водку, отдавая предпочтение винам и коньяку. Водка подавалась к столу в маленьких графинчиках. На рубеже 19-20 веков, когда в Екатеринославе началось бурное развитие промышленности и появилось рабочее сословие, проблема алкоголизма приобрела массовый характер. Водку  в рабочих семьях покупали, как правило, не только по праздникам, но просто после получки. Интересно, что на неработающую молодежь алкоголизм, как правило, не распространялся. Причина проста - отсутствие "свободных" денег. Для борьбы же со "взрослым" алкоголизмом в городе основали Комитет попечительства о народной трезвости. Активисты Комитета проводили публичные лекции, издавали специальную литературу. Цены на водку сначала постепенно повышались, а в 1915 году ее продажу вовсе запретили. Интересно, что после этого события не последовал расцвет самогоноварения. Этот крепкий напиток вообще не пользовался особой популярностью среди населения, и тем более не считался "заменителем" водки. Рабочие предпочитали брагу – малоалкогольный напиток, настоянный на дрожжах, сахаре и хмеле.

В рабочих районах Екатеринослава существовала довольно своеобразная традиция празднования Пасхи. После обеда в кругу семьи мужчины выходили на улицу и формировали команды для… кулачных боев. Дрались обычно район против района, например, Кайдаки против Фабрики. Начинали более молодые рабочие, затем подключались и старшие. Никаких ставок не делали. Дрались не ради доказательства превосходства одного района над другим, а  "по обычаю". После захода солнца бои прекращались  все учасники расходились для продолжения совместного празднования уже с помощью алкоголя.