Год после убийства: Интервью со вдовой Геннадия Аксельрода

Год после убийства: Интервью со вдовой Геннадия Аксельрода

Памятник Аксельроду. Фото: Денис Моторин

В годовщину гибели Геннадия Аксельрода журналисты побеседовали с его супругой Алиной Николаевной Аксельрод, пишет "Зоря".

14 апреля 2012 года прогремели выстрелы, прервавшие жизнь известного бизнесмена, автора многих архитектурных проектов Геннадия Аксельрода. При весьма неоднозначном отношении к нему жителей Днепропетровска, город был глубоко потрясен трагедией. Сегодня, не вдаваясь в подробности происшедшего, мы решили выяснить, каким был Геннадий Ильич в глазах самого близкого ему человека.

- Алина, можете ли вы вспомнить, как познакомились с будущим мужем? Чем он вас привлек, покорил?

- Мы прожили вместе 21 год без двух месяцев, а до этого встречались еще 2,5 года. Срок совсем не маленький. Познакомились в какой-то степени случайно. Моя подруга по университету встречалась с его другом. В Геннадии меня привлекло ощущение родственной души, общие взгляды на жизнь. Я училась на филфаке университета, он к тому времени окончил автотранспортный техникум, но у нас были общие взгляды на жизнь, общие интересы. С ним было очень комфортно, и вскоре я поняла, что с этим человеком я могу и хочу прожить всю жизнь. Думаю, то же самое испытывал и он ко мне.

- Вы говорите, что его специальность связана с транспортом, откуда же тяга к строительству?

- Он не был строителем! По крайней мере, сам ничего не строил. Он выдвигал идеи, как сделать город лучше, красивее, придать ему свое неповторимое лицо. В этом нуждался как город, так и внутренне сам Аксельрод. Поэтому, когда у него появилась такая возможность, он стал создавать новые архитектурные концепции, многие из которых воплотились в жизнь.

- У вашего мужа, наверное, было очень мало свободного времени. Но на семью то хватало?

- Его самым любимым человеком была наша дочь Лера. Поэтому он уделял ей все внимание, какое только мог. Может быть, в какие-то моменты этого было недостаточно, но это компенсировалось той теплотой, с которой они общались, они были очень родные люди. Отдыхать вместе у нас почти не получалось - много внимания приходилось уделять родителям. Поэтому, чаще либо я, либо он ездили куда-нибудь с дочерью. Но на крепость семейных отношений это никак не влияло.

- Были ли у него какие-либо увлечения, хобби? Кем были его друзья и много ли их было?

- Его главным увлечением была работа. Кроме этого, он очень много читал, любил смотреть исторические фильмы. Очень интересовался историей Великой Отечественной войны. Военная тематика была его коньком.

У мужа было немного друзей. Их можно пересчитать по пальцам одной руки, и он сознательно не расширял их круг. С другой стороны, он был очень контактным человеком и имел очень много знакомых и приятелей, которые могут сказать о нем самые теплые слова. Кроме всего, это был человек с огромным чувством юмора. Когда он был в хорошем настроении, с ним было хорошо всем. Если у кого-то из друзей был праздник, все ждали и просили: "Покажи танец обезьяны!". Я все пытаюсь найти видеозапись этого танца. Правда, не знаю, смогу ли теперь смотреть это… Словом, он умел развлечь людей. Шутки над друзьями, приколы - все было, но это очень личные моменты, которые посторонние люди вряд ли поймут.

- Что за история с Геннадием Корбаном, которого, якобы, Аксельрод в один момент переодел с ног до головы?

- Действительно, когда ему показалось, что Корбан недостаточно элегантно одет, он завел его в магазин и тут же переодел во все новое. А старую одежду забрал и пообещал вернуть, когда Корбану будет 50 лет. Друзья и над ним часто подшучивали, но никто никогда ни на кого не обижался.

- Многие считают Аксельрода "олигархом", сами не до конца понимая, что вкладывают в это слово…

- Прежде всего, он много и упорно работал. Иногда по 24 часа в сутки. Пожалуй, можно его назвать трудоголиком. Олигархом же называют человека те, кто начинает считать чужие деньги. А сколько у него было денег - знал только он. Но у него совершенно не было "олигархических" амбиций и атрибутов - яхт, личных самолетов, особняков за границей. Впрочем, если считать, что олигарх - это человек, который любит и умеет красиво одеваться, то да, он был таким. Это можно назвать состоянием его души. Ведь нельзя создавать красоту, когда сам выглядишь несоответствующим образом. С молодости одежду покупал себе только сам и не позволял никому, в том числе и мне, вмешиваться в этот процесс. Я даже не могла позволить себе подарить ему ту или иную вещь, потому что не знала, понравится ли она ему.

- А какой самый дорогой подарок сделал Аксельрод вам?

- Самый дорогой его подарок - это наша дочь. Ей 20 лет, учится на филологическом факультете университета по специальности украинско-английская филология. Правда, специальность, которую выбирает человек в нашей стране, как правило, мало связана с его будущей работой. Это скорее способ получить определенную сумму знаний и возможность к самосовершенствованию. Я надеюсь заинтересовать Леру тем, чем занимаюсь сама – гостинично-ресторанным бизнесом. Ведь и моя жизнь сложилась не так, как я представляла себе в 20 лет.

- Были ли вещи, которые Асксельрод не мог терпеть, которые его очень раздражали?

- Геннадий категорически не переносил глупости. Глупый человек для него был настоящей катастрофой. Еще очень раздражался, когда не мог с кем-то найти взаимопонимания. Возможно потому, что обычно был способен отыскать общий язык с кем угодно. Впрочем, он сходился лишь с людьми, которые были ему интересны. Даже не в плане общих дел, а чисто по-человечески.

- Делился ли он с вами своими замыслами, проектами?

- Да, конечно, все, что он делал, создавалось при мне. Сказать, что советовался - нет! Но когда задумывал, например, реконструкцию Европейской площади, сказал мне: "Поехали, я тебе что-то покажу!". Мы приехали: "Ну, и что ты мне хотел показать? Этот жуткий стихийный рынок? Я туда не хочу!". Он рассказал, что здесь планируется построить, как все будет, и я сказала: "Да! Это было бы просто замечательно!". Так все и получилось. Всегда приносил домой и показывал проекты своих работ. Но нравятся они мне или нет, это было лишь мое личное мнение, и оно отнюдь не было решающим.

Геннадий Аксельрод: все строительные проекты >>>