История Днепра: как возводили град Екатерины

История Днепра: как возводили град Екатерины

Процветающий город. Жизнь в Екатеринославе била ключом: по улицам курсировали трамваи, а проспект усеяли банки и магазины. Фото: gorod.dp.ua

 

В конце XIX — начале XX вв. Днепропетровск переживал бурный расцвет, равного которому, пожалуй, не было за всю историю Екатеринослава-Днепропетровска. В град Екатерины стремились попасть самые известные промышленники, банкиры и деятели культуры. В погоне за счастьем сюда съезжались люди со всего мира, и кто знает, каким был бы мегаполис сейчас, если бы развитие продолжилось в том же ключе. "В 90-е годы XIX в. кого здесь только не было — народ из всех губерний Российской империи, ринувшийся сюда в поисках работы, из всех европейских держав и даже Ближнего Востока. Разве что только из Америки никого не было", — рассказывает Валентина Лазебник, завотделом истории Украины XIV — начала XX вв. Днепропетровского национального исторического музея. 

ПРОМЫШЛЕННОСТЬ. Первыми просекли, что Екатеринослав является золотой жилой, как ни странно, европейцы. Большинство воротил бизнеса из Российской империи достаточно долго не видели в нашем регионе перспектив, и позже им пришлось довольствоваться уже крохами, оставленными более дальновидными коллегами из Европы. "Россияне не очень хотели вкладывать свои капиталы в развитие Екатеринослава, ведь у них были еще Урал и Польша с углем и металлом. Поэтому в юг они не очень-то верили. Но, когда в 1881 году известный екатеринославский промышленник Александр Поль нашел в Париже первых инвесторов, вложивших 5 млн франков в развитие Криворожского железно-рудного бассейна, город стал объектом пристального внимания европейских капиталов. Екатеринославские предприятия начали выпускать десятки тысяч акций, которые очень котировались в Европе. Достаточно было к слову "акции" добавить "Екатеринославские" и они мгновенно раскупались. Поэтому акционерных обществ создавалось множество и они приносили огромные прибыли держателям. А потом, естественно, в 17—18 годах, когда все это прекратилось, потерь было очень много", — рассказала историк. 

СЛЕД РОТШИЛЬДОВ. В начале XX века главный проспект Екатеринослава был напичкан банковскими отделениями и финансовыми конторами. "Дух денег витал на всем проспекте. Заработать здесь не мог только ленивый. Наиболее предприимчивые и умные выбивались в купечество даже из крестьянского сословия", — рассказала Валентина Лазебник. Еще в 1864 году в городе открыли Екатеринославское отделение Государственного банка и сберкассу, а через пять лет — отделение крупнейшего Санкт-Петербургского Международного коммерческого банка, принадлежащего роду всемирно известных миллионеров Ротшильдов. В 1912 году было построено красивейшее здание для банка, которое и сейчас можно увидеть на углу пр. Карла Маркса и ул. Ленина (ныне там отделение Нацбанка Украины). "Этот банк в Екатеринославе создавался для того, чтобы торговать металлом, то есть обеспечивать ссудами металлургические предприятия. Вполне возможно, что сам Александр Ротшильд приезжал в Екатеринослав на открытие своего банка. Кроме того он был одним из учредителей акционе рного общества по добыче марганца в Марганцевом бассейне. Поэтому, скорей всего, он здесь бывал", — предполагает специалист. 

ГОРОД-МИЛЛИОНЕР. В 1907 году Екатеринослав впервые заработал в горбюджет миллион. Подумать только, что во всей гигантской империи тогда насчитывалось лишь девять городов, казна которых составляла от одного миллиона рублей и выше, и в их число стремительно ворвалась Южная столица. "В это время город уже может брать займы, потому что он имеет возможность возвращать долги. Займы в первую очередь тратились на благоустройство: на развитие транспорта, строительство школьных учреждений, базаров, торговых лавок, магазинов, которые сдаются городом в аренду и он получает от этого большие прибыли", — пояснила Лазебник. К слову, самым прибыльным предприятием в это время был трамвай. Проезд в чудо-вагончике стоил от двух до пяти копеек, в зависимости от расстояния, что по тем временам было недешево. Первый трамвай поехал от вокзала до Соборной площади (ныне Октябрьская) 14 июня 1897 года. Это был второй трамвай в Украине после Киева. Тогда в империи электротранспорт кроме нашего города и Киева был лишь в Нижнем Новгороде и Казани. 

ИЛЛЮМИНАЦИЯ И ПОРЯДОК. Еще одной диковинкой для приезжих была масштабная электрификация улиц Екатеринослава. В 1902 году город освещало 450 фонарей. Местные газеты тогда писали: "В смысле освещения наш город чрезвычайно оригинален; это, кажется, единственный в мире город, где наблюдается полное равенство в осветительном отношении: одинаково электричеством освещены как центр, так и окраины". "Правда, говорили, что работу фонарей в ночное время часто заменяла луна", — добавила Валентина Лазебник. Зато даже под покровом ночи покой екатеринославцев охранял известный полицмейстер Феличкин, обожавший работать в ночную смену. "Он выходил на улицы в штатской одежде и проверял работу постовых. Особенно он любил по ночам заглядывать в рестораны, игорные заведения, проверять пост у дома губернатора. Однажды он застал у дома губернатора постового, спящего в будке. Он снял со спящего фуражку и ушел. И утром этого постового ждало наказание. За грязью в булочных и вообще за санитарным состоянием города также следило полицейское управление. Каждое утро Феличкин отдавал приказы обо всех проштрафившихся, которые сразу же публиковались в местной газете, чтобы все горожане знали о деятельности полицмейстера", — рассказала историк. Екатеринослав 

Царя заставили учить нашу мову 

В 1915 году в Екатеринослав прибыл император Николай II. Он посетил Исторический музей, где с венценосной особой произошел курьез. "Экскурсию царю проводил сам Дмитрий Иванович Яворницкий. Причем лекцию он читал исключительно на украинском языке. А когда ему кто-то из царской свиты сделал по этому поводу замечание, Яворницкий ответил: "Хай цар знає нашу мову!" 

И продолжил рассказ на украинском. Понял ли хоть что-то из его рассказа Николай Романов, осталось загадкой", — поведала нам Валентина Лазебник. 

Дмитрий Яворницкий был ярым сторонником всего украинского, и, когда в 1904 году была создана специальная комиссия по переименованию городских улиц, он предложил дать новые имена, связанные с украинскими деятелями, сразу 124 улицам. 

Сразу его проект не воплотили, но ежегодно часть из его предложения реализовывалась. 

 

Николай II. Перед входом в исторический музей Екатеринослава. Фото: gorod.dp.ua

Карточный Дурачок и первый полет 

Излюбленным местом отдыха екатеринославского дворянства был Английский клуб (ныне — здание на ул. Ленина, 3), а также яхт-клуб в Потемкинском саду (парк им. Шевченко), во главе которого стоял сам губернатор. В Английском клубе угощали самыми изысканными напитками, подавая их по высшему разряду. Например, шампанское гостям приносили непременно в серебряном ведерке со льдом. "Очень распространенной была игра в карты. В XIX веке играли все, начиная от помещиков в селах и заканчивая мещанами. Почти каждый вечер они садились и играли в "дурачка", — рассказала Валентина Лазебник. 

В начале XX века в городе появляется первое гимнастическое общество "Сокол". Спортсмены организовывали массовые зрелища, например, игры в теннис, на Соборной площади и на первой спортивной площадке, которая была в районе современного пр-та Пушкина. "На месте, где сейчас расположен госпиталь на пр-те Пушкина, было первое футбольное поле. К слову, именно на нем в 1910 году авиатор Сергей Уточкин впервые продемонстрировал Екатеринославу полет самолета. Правда, первый он был неудачным, потому что оказалось мало места для разбега, его самолет задел крылом деревья и упал. Но позже Уточкин уже успешно летал в Рыбальской балке", — рассказала историк. После первого неудачного полета авиатора в ежедневной московской газете "Русское слово" даже вышла небольшая заметка, посвященная этому событию: "Сегодня во время полета Уточкина во дворе реального училища "Фарман" при крутом повороте зацепился за дерево и упал. У "Фармана" поломаны пропеллер и нижняя рама и изогнулись колеса. Уточкин слегка ушиб руку". 

Развлечения. Аристократы перекидывались картишками в клубе. Фото: из экспозиции ДНИМ

Деньги купцам, власть дворянам 

Жители Екатеринослава делились на сословия, основными из них были: рабочие, купцы и дворяне. Причем этот раздел определял весь их быт, начиная от места жительства и заканчивая работой. Так, металлурги селились вблизи заводов. Как правило, они были приезжими из сел и, немного подзаработав, "выписывали" к себе из деревни оставленных там жен с детьми. Металлурги считались самыми зажиточными из рабочего сословия, зарабатывая по 22 рубля в месяц. "В те времена была популярной такая частушка из жизни металлургов: "Получил получку я, ровно 22 рубля. 2 рубля отдал домой, ну а 20 — на пропой. Веселись душа и тело, вся получка полетела", — рассказала Валентина Лазебник и добавила, что как раз пить рабочим стоило очень дорого из-за жесткой системы штрафов, действовавших на заводах. Вышел покурить или попить воды в рабочее время, пришел пьяным, не явился на работу — 1 рубль штрафа, а это была зарплата за весь рабочий день. 

 

Дом рабочего. Металлурги считались самыми богатыми среди рабочих. Фото: М. Скидановой

Дворянство проживало на Соборной площади и занимало чиновничьи посты. "Все чиновники были взяточниками. Это было обязательно. И те, кто не брал, были посмешищем народа. Таких даже не хотели принимать на работу. По этому поводу в народе ходили стихи: "Бери — большой тут нет науки. Бери, что только можно взять. На что приделаны вам руки, как не на то, чтоб брать?". Как правило, у чиновников была очень низкая зарплата, поэтому взятки процветали. Кроме того, почему-то дворяне в то время часто были разорившимися", — пояснила историк. 

Купечество и дворянство были тесно связаны между собой, хотя внутренне ненавидели друг друга. Причина взаимной неприязни заключалась в том, что купцы имели деньги, а обедневшие дворяне имели власть. "Поэтому последние стремились заполучить деньги любым способом, даже через взятки, а первые — власть. Иногда с этой целью между сословиями даже заключались браки", — добавила Лазебник. Купцы, как и рабочие, жили недалеко от мест своей работы. Правда, в отличие от металлургов, вынужденных жить на окраинах, их работа и дома находились в центре города. За купечеством была закреплена территория нынешних пл. Ленина, ул. Короленко и ул. Комсомольской. 

 

У помещиков. Даже обедневшие аристократы кичились роскошью. Фото: М. Скидановой

Икали от страха, глядя на мост 

В 1881 году промышленнику Александру Полю удалось добиться разрешения правительства на строительство Екатеринославской железной дороги и моста через р. Днепр (Амурский), что дало новый толчок развитию города. Строительство длилось три года и уже в мае 1884-го дорога и мост были открыты на диво всему миру. К слову, на то время Екатеринославский мост инженера Николая Белелюбского был самым длинным в Европе. Его возведение обошлось городской казне в сумасшедшую по тем временам сумму — 4 млн рублей. На торжественное открытие моста прибыл сам Министр путей сообщения России — Пассет, собственноручно перерезавший традиционную праздничную ленту, кусочек которой до сих пор хранится в Историческом музее. В память об этом эпохальном событии на Санкт-Петербургском монетном дворе была изготовлена памятная медаль. А на Всемирной технической выставке в Париже наш мост был награжден золотой медалью. Вот как описал увиденное технологическое чудо московский купец по фамилии Миклушин, приехавший в 1885 году в Екатеринослав на ярмарку: "А на станции Нижнеднепровск, ошарашамши по две рюмочки и закусивши оные раками местного произведения, стали мы на заднюю площадку, чтобы, значит, со страхом и трепетом днепровский мост переехать. Ну и мост: от удивления и страха многие даже икать начали. И как это трезвый человек такое выдумать мог?" 

Историки считают, что прокладывание железной дороги и строительство моста в Екатеринославе кардинальным образом изменили судьбу не только города, но всей губернии. "По сути это событие стало вторым рождением Екатеринослава. Перед началом Первой мировой войны Екатеринославская железная дорога по количеству грузоперевозок занимала первое место в Российской империи, а по длине сети — второе место. Кроме того, она считалась второй по прибыльности во всей империи", — рассказала Валентина Лазебник. Новая дорога соединила между собой Донецкий каменноугольный бассейн с Криворожским железорудным. Именно руда и уголь стали главными грузовыми перевозками, которые совершались на Екатеринославской железной дороге. 

 

Чудо-мост. "И как это трезвый человек мог такое выдумать!". Фото: gorod.dp.ua

Турки пекли хлеб и держали ресторации, а немцы продавали горожанам книги 

С развитием промышленности население Екатеринослава начало расти "американским", как тогда говорили, темпом. Всего за десять лет, с 1887 по 1897 годы, население города выросло на 233% (с 48 тыс. чел. до 113 тыс. чел.) — такого раньше не было. В первую очередь это связано с притоком сюда людей из других российских губерний и иностранцев. "Очень много людей приезжали в Екатеринослав с Ближнего Востока. Турки открывали здесь хлебные заведения и кондитерские магазины. Кроме того, в основном именно турецкоподданным принадлежали рестораны в Екатеринославе", — рассказала Валентина Лазебник. 

 

Основное население. В городе жили украинцы, русские и евреи. Фото: из экспозиции ДНИМ

В 1860-е годы в город переселилось большое количество немцев, которые активно занялись здесь купеческим делом. "Чаще всего они торговали предметами культуры: музыкальными инструментами и книгами. Например, купцы немецкого происхождения Ульманы были одними из тех, благодаря кому в Екатеринославе появилась первая городская библиотека. При магазине Ульманов был открыт читальный зал, в котором все желающие могли почитать. И когда в 1889 году открылась библиотека, свои книги они передали в ее фонд", — отмечает историк. 

Большая часть населения была еврейской, ведь для иудеев существовала черта оседлости — им запрещалось жить в селах, а только в городах. "Они не имели никаких прав, в том числе избирательных. Но поскольку наш город входил в черту оседлости, и практически 40% населения было еврейским, в Екатеринославе избирали гласных городской думы также и из их числа", — добавила Лазебник.

Майя Скиданова, "Сегодня"